Автор рисунка: Siansaar
Дополнительные материалы проекта "Стардаст" (Ч.3) Сайлент Рейн

Друзья


СООБЩЕНИЯ О НЕХВАТКЕ ОРУЖИЯ И БОЕПРИПАСОВ ПОСТУПАЮТ СО ВСЕЙ ТЕРРИТОРИИ КОНТИНЕНТАЛЬНЫХ СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ; УРОВЕНЬ ТРЕВОГИ СРЕДИ ГРАЖДАНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ ВОЗРАСТАЕТ, НЕСМОТРЯ НА РЕЖИМ ПОВЫШЕННОЙ БОЕВОЙ ГОТОВНОСТИ НАЦИОНАЛЬНОЙ ГВАРДИИ.


NASA СООБЩАЕТ, ЧТО ВСЕ СПУТНИКИ НАБЛЮДЕНИЯ ЗА КОСМОСОМ БЫЛИ СБИТЫ ПРИШЕЛЬЦАМИ, ОТМЕЧАЯ ПРИ ЭТОМ, ЧТО ДРУГИЕ СПУТНИКИ АТАКОВАНЫ НЕ БЫЛИ. ВОЕННЫЕ ПРЕДПОЛАГАЮТ, ЧТО ОСТАВШИЕСЯ СПУТНИКИ МОГУТ НАХОДИТЬСЯ ПОД НАБЛЮДЕНИЕМ АГРЕССОРОВ.
 
------
 

8:45, 15.04.2015, КАЗАРМЫ, ЗОНА ОТДЫХА

Черт побери, куда они подевали добрую половину этого дерьма? – недоумевала Лана Дженкинс, зарывшись в выцветшие и, зачастую, измятые коробки, содержащие настольные игры, призванные "развлекать" не находящихся на дежурстве бойцов. Надо было просто вывалить из нее все, выбрать, что нужно, а затем запихать остальное обратно. Бог свидетель, здесь все равно нет никакой логичной системы сортировки.

Звук откашлявшегося мужчины заставил Лану подпрыгнуть и удариться головой о крышку коробки, в которую она практически залезла.

– Проклятие, если это ты, Мэтт, то я тебя убью. И если ты сейчас пялишься на мою задницу – то твоя смерть будет долгой и мучительной, – пригрозила она, продолжая свои археологические раскопки.

– Это не Мэтт, и я не пялюсь на твою задницу, – ответил Мэтт с толикой веселья в голосе. – Тем не менее, мне любопытно: зачем тебе потребовалось разгребать всю эту хрень? Не думал, что вообще когда-нибудь увижу, как одну из них используют по назначению.

Лана хотела было начать отвечать, но решила, что сперва все-таки стоит выбраться из коробки.

– На самом деле, я искала что-нибудь занятное для нашей низкорослой подруги, – пояснила женщина и попыталась заставить себя улыбнуться, вытирая о штаны покрытые пылью руки. – Ты же знаешь, у нее сейчас тяжелая пора, и я не думаю, что карты смогут с этим справиться, – не уверена, что Твайли бы понравилось, что ее называют "нашей низкорослой подругой" на людях, но секретность есть секретность.

– Справедливо, – согласился Мэтт, и на его лице появилось выражение обеспокоенности. – Доктора, похоже, не знают, что делать. Понятия не имею, почему она так себя ведет; у моих сестер, пока мы взрослели, ни разу не было ничего подобного. Хотя, с другой стороны, в те времена все их проблемы легко решались пинтой мороженого, душещипательным фильмом и хорошим ночным сном.

– Скажи…

– Нет, они не разрешат нам принести мороженое, а наша низкорослая подруга не понимает ни одного из языков в объеме, достаточном для просмотра фильмов. Что же до сна… – обеспокоенность опять проявилась на лице Мэтта, – похоже, ей так и не довелось нормально поспать за эту неделю.

Хитрая улыбка появилась на лице Ланы, когда она начала одну за другой открывать коробки, которые откопала. – Возможно, это просто задержавшийся культурный шок? Быть может, до нее по-настоящему дошло, что здесь она единственная… эм, низкорослая личность, и едва ли ей удастся в скором времени вернуться домой. И, вероятно, она чувствует себя одинокой, уязвимой… и ждет могучего жеребца с этого мира, который унесет ее вдаль на своих сильных руках. И все, что ей нужно для спокойного сна – это знать, что есть кто-то, кто сможет защитить ее.

Бровь Мэтта поднималась все выше и выше по мере объяснения подмигнувшей в конце Ланы.

– Чт… Ох, выкуси, Дженкинс.

– Я не заинтересована, а вот она может, если ты вежливо попросишь, – мгновенно отреагировала Лана, получив в ответ грубый жест. – Уверена, ученые будут обеими руками "за", если ты им скажешь, что все это ради НАУКИ!

– А серьезные предложения у тебя есть?

– Ага, – ответила она, заглянув в очередную коробку, и торжествующе улыбнулась. – Ей нужно отвлечься от того, что ее беспокоит, что бы это ни было, а ты знаешь, как я умею отвлекать, – женщина-солдат была вознаграждена полным недоверия взглядом, к которому она уже успела привыкнуть. – Можешь мне не верить, но иногда я могу быть тактичной.

– Мне с трудом верится, что у тебя и тактичности вообще есть что-то общее, помимо единения противоположностей, – произнес Мэтт, сохраняя спокойное выражение лица, которое постепенно опять сменилось беспокойством. – Думаю, нам стоит быть благодарными, что у Вален сейчас есть более важные дела.

– К слову, во время следующего увольнения с меня выпивка для ребят из Страйк-2. Взять троих плохих парней живьем уже само по себе не шутки, а ведь это еще и заставило Вален отцепиться от нашей низкорослой подруги, – заявила Лана, и Мэтт мог лишь кивнуть в ответ. – Серьезно, ей надо принять таблетки, или напиться, или перепихнуться, или еще что-нибудь в том же духе. Я думала, что все ученые должны быть в восторге, встречая вопросы, на которые нелегко дать ответ.

– Я думал, что ученые должны быть достаточно умны, чтобы не запугивать испытуемого, который силой мысли может превратить их в красное пятно на полу и кучу неприятных воспоминаний, – проворчал Мэтт, и она не могла не согласиться с ним.

Когда после успешно проведенной Страйк-2 операции поступил отбой, Лана с Мэттом направились вниз, в лаборатории "Стардаст", чтобы до конца дня выжать еще немного боевой оплаты. Ну, по крайней мере, это то, для чего я туда спустилась, подумала Лана, лишь Богу известно, зачем Мэтт ходит туда столь же часто, как и я.

Вален нигде не было, но зато присутствовали Нго, Миллс и Шэнь. Оба бледных как смерть ученых стояли с округлившимися глазами, в то время как Шэнь был в ярости. Первое было странным, второе же нарушало все законы природы. Чарльз Шэнь почти для всех был XCOMовским эквивалентом Санта-Клауса, всегда улыбался и дарил мальчикам и девочкам подарки. Для солдат – сверхсовременную броню, оружие и снаряжение, для ученых – необходимо для экспериментов оборудование и, в случае нужды, лаборатории для его размещения, а для инженеров – стабильный поток новых, бросающих вызов их умениям проектов. Видеть его с чем-то кроме улыбки на лице попросту вызывало диссонанс.

И солдаты поняли причину, когда Шэнь показал им записи того, что произошло во время тестирования.

Как и во время предыдущих экспериментов, на которых они присутствовали, тестовая зона лаборатории была пуста, не считая широкой платформы в центре с каким-то фруктом. На записи была Твайлайт, а также Шэнь с учеными. Вален холодно произнесла несколько команд, и инженер их перевел. Когда Твайлайт, колеблясь, ответила отказом, Вален заметно стала гораздо более раздраженной. Она опять повторила команды, указав пальцем сначала на Твайлайт, а затем – на невезучий фрукт. Затем она произнесла их еще раз, и Твайлайт затрясла головой, выглядя при этом как щенок, которого пнули.

Реакцией Вален было включить находящийся рядом монитор и начать проигрывать на нем видеозапись нашлемной камеры Мэтта, а точнее, тот конкретный момент, во время которого единорожка размозжила атаковавшего ее неприятеля. Выражение ужаса на лице Твайлайт было отчетливо видно, и она заметно вздрогнула при виде смерти криссалида. Ее плечи затряслись, в то время как она, пытаясь не начать всхлипывать, повернулась к Шэню, пробормотав что-то, что тот перевел как отказ повторить действие продемонстрированной на видеозаписи способности. Ответные действия Вален были неконструктивны.

Услышав отказ, ученая метнулась к единорожке, нависла над ней и опять отдала указание. Из глаз Твайлайт хлынули слезы, но она не переменила своего решения, и Шэнь сделал шаг вперед, намереваясь вмешаться. Однако прежде чем он успел, Вален указала пальцем на стоящую на паузе видеозапись и пролаяла приказ. Слезы Твайлайт превратились в истерику, и она забилась в угол, закрыв глаза и уши передними конечностями. В этот момент Шэнь встал между перепуганной единорожкой и Вален, указав той на выход; выражение его лица показывало, что возражения не принимаются. Нго и Миллс, которые тоже присутствовали, но до этого момента были слишком напуганы, чтобы предпринять какие-то действия, встали рядом с Шэнем, принимая его сторону.

Ситуация успешно для всех разрешилась, когда Твайлайт исчезла во вспышке света, появившись в своем жилище. Она скрылась под горой одеял и подушек, однако на записи ее всхлипывания все еще были слышны. За весь день единственным, кто смог вытащить ее из кровати, был Шэнь, и никаких тестов с тех пор не проводилось.

Лана вынырнула из воспоминаний и указала Мэтту на коробку в ее руках:

– У меня есть план, включающий в себя несколько непринужденных игр и немного девчачьих разговоров, чтобы отвлечь ее от того происшествия с ледяной королевой.

Мэтт кивнул, одобряя, и на его лице появилась хитрая улыбка:

– Девчачьих разговоров, говоришь? Значит, переводить ты будешь для Ким?

– Иди к черту, – поступил ответ Ланы, хотя она была рада уменьшению напряжения, повисшего в воздухе после смены темы. – Так ты в деле или решил дать деру?

– Боюсь, не прямо сейчас, – бессильно пожал плечами Мэтт. – Прежде чем я смогу нанести визит, меня ждет очередная проверка у докторов, к сожалению. Может, через час, или около того?

– Звучит неплохо.
 

------
 

09:01, 15.04.2015, ЛАБОРАТОРИИ "СТАРДАСТ"

Лана вошла в лаборатории "Стардаст" и немедленно отметила сидящих за своими столами Ким и Джоэла, явно убивающих время.

– Если Вален застанет вас за подобным, она будет устраивать вам ежедневную головомойку до самого конца допросов, – предупредила она. Но если ее слова и оказали хоть какое-то воздействие, то признаков этого не наблюдалось. Оба ученых отмахнулись от ее комментария и поднялись со стульев.

– Лана, мы так рады, что ты смогла зайти. Твайлайт… эм… – начал было Джоэл, замялся и посмотрел на Ким.

– Мы начинаем беспокоиться об ее здоровье, – объяснила женщина-ученый, прикусив губу. – Ее режим сна стал крайне нерегулярен с тех пор, как начались тесты с Вален, а с момента последнего из них ей так и не удалось заснуть больше чем на час. Джоэл наблюдал за ней, и некоторые произнесенные ей во время сна фразы… беспокоят.

Улыбка сошла с лица Ланы.

– Шэнь не заходил?

– Нет, и я боюсь, что не знаю, когда сможет. Он со вчерашнего дня работает над каким-то проектом в Литейном цеху, – наконец, ответила Ким через несколько секунд. – Мы запросили его присутствие, но прийти он сможет лишь ближе к вечеру. Пожалуйста, можешь поговорить с ней? С нами она больше не общается.

– Я посмотрю, что смогу сделать, – согласилась Лана и направилась к дверям в жилище Твайлайт. В полном соответствии со словами Ким, Твайлайт лежала не в постели, а на столе, очевидно, заснув, а рядом с ней находился планшет с включенной программой-переводчиком, послушно ожидающей указаний от единорожки. Она слегка вздрогнула и что-то пробормотала, но, помимо этого, никак не отреагировала на приближение Ланы. Женщина тихо положила коробку на стол, прежде чем подойти к Твайлайт.

– Твайли, а Твайли? Ты не против компании? – тихо спросила Лана и положила руку на спину Твайлайт, стараясь разбудить ее настолько мягко, насколько это вообще возможно.

В тот момент, когда пальцы прикоснулись к ней, Твайлайт резко проснулась, отдернулась от стола и телепортировалась в противоположный конец комнаты.

– Нет! Я не стану этого делать… – выкрикнула она, пытаясь смотреть одновременно во все стороны, чтобы увидеть угрозу. Ее покрасневшие глаза дико метались из стороны в сторону, а грива напоминала воронье гнездо. Увидев Лану, она вернула себе некое подобие спокойствия и самоконтроля.

– О, эм, Лана… Добрый вечер? Прости, я не видела, как ты вошла.

– Не беспокойся об этом, Твайлайт, – мягко ответила женщина, все еще с опаской смотря на единорожку. – Как ты себя чувствуешь?

– Как я себя чувствую? Я хорошо себя чувствую! Нет причин для беспокойства! Так во что мы сегодня будем играть? Не в лживые карты, слишком мало людей. Блэкджек? Солитер? Покер? – бомбардировала ее вопросами Твайлайт, не давая Лане ни единой секунды, чтобы ответить, а затем телепортировалась к столу и начала рассматривать коробку. – Этой я еще не видела! Кажется, благодаря изучению "ангрийского", я узнаю буквы. Д-Ж-Е-Н-Г-А. Что это такое?

В конце концов, Лана решила просто плыть по течению довольно сумбурного разговора и присоединилась к Твайлайт за столом.

– Правильно! Эта игра называется "Дженга", я решила принести что-то новое, если ты не против, – Твайлайт с нетерпением кивнула и села на стул, Лана же последовала ее примеру, а затем вывалила на стол содержимое коробки. – Мы собираем из блоков башню, а затем игроки начинают по очереди убирать эти блоки из нижних секций и ставить их наверху. Игра продолжается до тех пор, пока башня продолжает стоять.

– Так это строительная игра? Звучит весело! – кивнула Твайлайт, схватив магией все блоки и сложив их так, как они были изображены на боку коробки. – Кто будет ходить первым?

– Полагаю, я, – произнесла Лана, потянувшись за первой деталью.
 

------
 

09:59, 15.04.2015, ЛАБОРАТОРИИ "СТАРДАСТ"

Твайлайт сумела вытащить очередной блок из середины становящейся все более и более шаткой башни, затем опустила ее на вершину и посмотрела на Лану:

– Что-то мне подсказывает, что конец этой башни близок, Лана.

– Быть может, ты и права, – согласилась женщина, взяв один из находящихся внизу блоков. Естественно, башня тут же обрушилась, и она преувеличенно громко вздохнула. Что всегда заставляло моих братьев чувствовать себя лучше – так это пара легких побед, подумала про себя Лана, глядя на улыбающуюся Твайлайт, начавшую собирать башню заново. Они так никогда и не поняли, что проигрывала я специально, но это уже не имело значения.

– Думаю, сейчас твой черед начинать, – произнесла Лана, и Твайлайт сделала свой первый ход. – Твайлайт, если честно, как ты себя чувствуешь? Доктора очень беспокоятся из-за того, что ты перестала с ними разговаривать.

Когда единорожка начала колебаться, но не попыталась сменить тему, Лана продолжила напирать:

– Давай, ты можешь мне рассказать. Мы же друзья, дай мне помочь тебе разобраться во всем этом.

И, после долгой паузы, плотину прорвало:

– Они были там! В той ужасной комнате! Я была так напугана, так хотела выбраться, но они не сделали ничего. Ничего! Я-я могла умереть, а они бы просто продолжали стоять там и смотреть. Как я могу кому-то доверять после такого? – объяснение Твайлайт резко оборвалось, она захлопнула рот и отвела взгляд.

Лана ответила не сразу.

– Это кошмарно, Твайлайт, и для тебя это, должно быть, было ужасно. Тогда они с твоей перспективы выглядели как монстры, – Твайлайт слабо кивнула в ответ, и Лана осторожно продолжила:

– Когда ты училась в школе, тебе доводилось проводить вскрытие? Ну там растения, или еще чего-нибудь в том же роде?

Твайлайт еще раз кивнула.

– Конечно. Таким образом мы узнаем, как работает природный мир, а также как делать зелья и лекарства при помощи разнообразных экстрактов.

– И что ты стала бы делать, если бы ты получила новое, неизвестное растение для экспериментов и выяснила, что оно может говорить и, подобно тебе, является личностью? Как бы ты стала себя чувствовать из-за этого?

– Ну, я бы ощущала себя монстром. Будь оно личностью, я бы чувствовала себя ужасно из-за запланированного мной эксперимента.

– И, как ты думаешь, чувствовало бы себя это растение? – спросила Лана, посмотрев в глаза Твайлайт с мягкой улыбкой.

– Вероятно, оно было бы напугано. Но какое… ох, – начала было отвечать Твайлайт, но затем поняла, какое именно значение лежало за этим примером.

– Мхм, – кивнула Лана, передвигая блок на вершину башни. – И Ким, и Джоэл чувствуют себя ужасно из-за произошедшего. Они правда хотят быть твоими друзьями и оставить все эти неприятные воспоминания между вами позади. Кроме того, я более чем уверена, что они с радостью помогут тебе с освоением языка. Иметь рядом кого-то, на ком не был использован этот твой фокус с переводом, точно будет полезно.

Твайлайт долгое время колебалась над своим ответом, параллельно вытаскивая из середины башни блок и устанавливая его на вершине.

– Хорошо, наверное… – наконец, произнесла она, пусть и не была полностью убеждена. – А что насчет Вален? Она…

Дерьмо, подумала Лана, когда беседа коснулась этой женщины. И как можно оправдать подобное поведение?

– Эм, Вален… ну, она большую часть своей жизни посвятила изучению того, как работает наш мир. И в понимании этих механизмов она достигла больших успехов. Твоя же магия является тем, что она до сей поры ни разу не видела, и что открыто противоречит изрядной доле законов природы и ее опыту, – Лана запнулась было, но быстро продолжила: – Эм… Видишь все эти устройства вокруг? Каждое из них создано для того, чтобы что-то фиксировать. Теплота, радиация, сотни разнообразных штук; и ни одно не может зафиксировать твою магию, что немного раздражает Вален. Мне жаль, что она выплескивает это раздражение на тебя.

Твайлайт медленно кивнула, и затем ответила:

– Кажется, я понимаю. У меня как-то раз было нечто похожее с подругой.

– О? – подтолкнула ее Лана, вознося хвалу своей удаче за то, что Твайлайт непреднамеренно спасла ее от собственного объяснения. Она быстро вытащила блок снизу и положила его наверх, ожидая, пока Твайлайт продолжит говорить.

– Дома у меня есть подруга, которая при помощи разных мелких ощущений могла предсказывать, что произойдет, – начала Твайлайт, делая свой ход. – И я, возможно, немного переборщила, пытаясь понять, как она это делает. В конце концов, она была земной пони, и никаким образом не могла использовать магию, чтобы видеть будущее… и, тем не менее, она это делала. Многократно.

– Это было бы весьма полезно, – улыбнулась Лана, в свою очередь перемещая блок. – Знать, что вот-вот произойдет, я имею в виду. Дай-ка угадаю, она говорит загадками и все вокруг считают ее спятившей?

– "Спятившей" все-таки, немного сильно сказано…

– Ни слова больше, – сказала Лана, наконец, заметив слона в комнате, так сказать. Твайлайт как раз начала прощупывать своим телекинезом нижние блоки, когда женщина перешла к следующей стадии своего плана. Она, наконец, отпустила то, что ее беспокоило… теперь надо дать ей новый, лучший повод для беспокойства, подумала Лана и подавила рвущуюся на лицо улыбку. Я попаду в ад за это.

Итак, Твайлайт, ты нам все рассказала о своих друзьях, семье и знакомых, но ни разу не упоминала никого "особенного". Уверена, в твоем мире есть целая очередь жеребцов, мечтающих стать твоими кольтфрендами, – реакция Твайлайт была очаровательна, ее телекинез вышвырнул из башни блок, тем самым вызвав преждевременное разрушение постройки. – Это же правильный термин, "кольтфренд"[1]? Или же это просто "жеребец"? – теперь Твайлайт начала что-то бормотать и ужасно краснеть, и Лане пришлось прилагать немалые усилия, чтобы сохранять серьезное выражение лица.

– Жеребец! – крикнула Твайлайт, сумев, наконец, выдавить из себя разборчивый ответ. – Термин – "жеребец", или "кобыла", если имеется в виду кобыла, или "особенный пони", если речь не идет о гендерной принадлежности. И нет, дома у меня нет жеребца.

– А, понятно, – произнесла Лана, которая и правда поняла, что именно имела в виду Твайлайт. Тем не менее, она не собиралась просто так отпускать ее. – Тогда сколько у тебя было "кобыл"? Уверена, что вон та пегаска способна продержать тебя на ногах всю ночь напролет, – указала она на ряд рисунков, а точнее, на радужногривую летунью с дьявольской улыбкой.

– У МЕНЯ НЕ БЫЛО КОБЫЛ! – выкрикнула Твайлайт, вновь отчаянно покраснев.

– Твайли, здесь нечего стыдиться, – начала Лана, однако единорожка ее перебила:

– Я не стыжусь! Как мы вообще начали говорить об этом? – Твайлайт вновь и вновь пыталась заново построить башню, а затем смущенно посмотрела на Лану: – А что насчет тебя? Кто твой жеребец? Мэтт? Джоэл?

О, я знаю этот взгляд, Твайли, внутренне усмехнулась Лана. Боюсь, тебе не удастся перевести эти рельсы на меня, дорогая.

Не-а, обе догадки неверны. У меня нет кого-то особенного, мужчины немного не в моем вкусе, – ответила женщина с волчьей улыбкой.

– Мужчины? Ох… ОХ! Это, эм, хорошо? – Твайлайт изо всех сил пыталась перевести свое удивление в шутку.

– Ты ведь не из тех, кто не одобряет подобных отношений, верно?– с беззаботной улыбкой спросила солдат. Тем не менее, она не могла не задаваться вопросом, не разочарует ли ее ответ Твайлайт.

– Н-нет, я уважаю предпочтения любого пони! – быстро ответила единорожка, и затем ее голос приобрел менторские нотки, к которым Лана уже начала привыкать: – подобные отношения не являются редкостью в Эквестрии, учитывая, что отношение жеребцов к кобылам среди населения примерно тридцать к семидесяти. Межвидовые отношения с расами, обитающими по соседству с землями пони, встречаются реже, однако не являются чем-то неслыханным. Вблизи границ можно наблюдать множество пони, состоящих в отношениях с бизонами, зебрами и даже с грифонами.

И вновь Лане пришлось прилагать силы, чтобы не начать улыбаться при виде начавших складываться в цельную картину кусочков пазла.

– Пони и представители других видов, говоришь? – произнесла солдат, и оценивающе осмотрела Твайлайт, задержав на ней взгляд ровно настолько, чтобы заставить покраснеть, а затем продолжила: – Не беспокойся, милая. Я предпочитаю немного более высоких и с руками. Ты не поверишь, на что способны пальцы. – Лане очень хотелось продолжить, однако отчаянно краснеющая Твайлайт запросто могла что-нибудь поджечь, поэтому она перешла к следующей фазе.

– Знаешь, это весьма хорошая новость для Мэтта. Он считает, что ты милая. Сам мне сказал, – небрежно прокомментировала Лана, наблюдая за реакцией Твайлайт. На самом деле, именно этого он не говорил, но он согласился со мной, когда я это сказала. Достаточно близко.

– Ч-ч-ч, – начала заикаться единорожка после слов Ланы, и в этот момент дверь открылась, впуская Мэтта.

– Прошу прощения за задержку, доктора решили провести несколько дополнительных тестов… – начал было мужчина, входя в жилище Твайлайт. Увидев, наконец, едва сдерживающую смех Лану и выражение искреннего шока на лице Твайлайт, он остановился, –… что-то не так?

–Ч-ч-ч, – было все, что Твайлайт сумела выдавить из себя, прежде чем свалиться в глубокий обморок.
 

------
 

10:20, 15.04.2015, ЛАБОРАТОРИИ "СТАРДАСТ"

Мэтт с облегчением выдохнул, увидев на лицах вернувшихся в тестовую зону лаборатории "Стардаст" ученых улыбки.

– Она в порядке?

Интересная реакция, Мэтт… – подумала Лана про себя. Возможно, я была немного ближе к истине, чем ожидала.

– Первичная диагностика показывает истощение, вызванное стрессом и депривацией сна, на текущий момент ее сердцебиение и температура находятся в пределах зарегистрированных норм, а сама она, судя по всему, спит, – сообщил Джоэл. – Не смотря на всю неприятность данного происшествия, оно может пойти ей на пользу. Если ей удастся спокойно отдохнуть, я более чем уверен, что она будет на верном пути к восстановлению после недавних… проблем. Мы хотим дать ей, по меньшей мере, шесть часов, прежде позволить кому-то беспокоить ее, так что, боюсь, на текущий момент ваша помощь не требуется. Прошу прощения за напрасный спуск к нам.

– И вовсе не напрасный, все прошло согласно плану, – заявила Лана, направившись к дверям. Однако звезды ей сегодня не предвещали беспрепятственного выхода.

– Лана, задержись на минуту. Нам надо обсудить новую информацию, полученную в ходе твоей беседы с Твайлайт, – громко произнес Джоэл, и женщина приложила весь свой актерский талант, чтобы сфабриковать наиболее правдоподобную досаду на лице.

– Увидимся позже, Дженкинс, – С ехидной улыбкой помахал ей Мэтт, выходя из лаборатории.

Улыбайся, улыбайся, мой план только начал претворяться в жизнь, мысленно вернула ему улыбку, оборачиваясь к ученым.

– Итак, что именно вы хотели со мной обсудить?

– Первым делом, о чем ты, черт побери, думала? Перед тем, как свалиться в обморок, Твайлайт выглядела так, точно ее сейчас хватит сердечный приступ! – прорычал Джоэл, как только двери лаборатории закрылись. – Не говоря уже о содержимом вашего маленького разговора. Вален хватил бы приступ аневризма, наблюдай она за вами.

– О чем я думала? Ответ, на самом деле, довольно прост, – с улыбкой ответила Лана, не восприняв злую тираду Джоэла близко к сердцу. – Сейчас Твайлайт не хватает двух вещей: стабильности и надежды. Какая бы стабильность у нее не была, она серьезно ослабла после посещения Медицинского отдела, а та, что осталась – тщательно растаптывалась Вален ежедневно с той поры. Дав ей выговориться, я сумела в открытую обсудить с ней это, и, полагаю, теперь она не будет столь насторожена в вашей компании. Вален же… ну, это уже зависит от Вален.

– Что же до надежды, я полагаю, что Твайлайт понимает, что шансы вернуться домой у нее не велики и старается не зацикливаться на этом. Она сама признала во время тестирования ее телепортации, что у нет возможности самой вернуться домой, что означает, что какие бы силы не существовали в ее мире, теперь возвращение Твайлайт целиком зависит от них. Судя по описаниям этого Дискорда, которого она продолжает упоминать, у меня есть серьезно подозрение, что любое существо, достаточно могущественное, чтобы вернуть ее домой, будет вынуждено сначала разобраться с ним. В любом случае, Твайлайт в течение неопределенно долгого промежутка времени будет оставаться здесь, на Земле, и будет единственным представителем своего вида на целой планете. Так на что же она реалистично может надеяться, находясь под попечительством XCOM, кроме все тех же комнат и коридоров, которые видит ежедневно? Подарить ей надежду на близость в данной ситуации означает помочь ей сбавить уровень стресса в долгосрочной перспективе, как по мне. И если ее разумом сейчас завладеют мысли о том, что она считает влюбленностью в нее, то ее будут меньше беспокоить мысли о следующем тесте Вален.

– Это… весьма проницательно, – прокомментировала через несколько секунд Ким, которая была погребена в своих записях, сделанных в ходе беседы.

– А Мэтт знает об этом? – спросил Джоэл, приподняв бровь.

Лана ответила со своей коронной улыбкой:

– О, мне кажется, что это будет гораздо веселее, если останется сюрпризом, разве нет? – ее улыбка стала еще шире, когда он закрыл лицо рукой.

– В любом случае, я весьма впечатлен прошедшей беседой; тебе удалось вскрыть несколько интересных культурных аспектов в ходе вашего разговора, – наконец, произнес Джоэл, вызвав вопросительный взгляд Ланы. – Она сказала, что в их обществе нет табу на однополые отношения и даже на связь с представителями другого вида. Честно говоря, это звучало почти как цитата из исторической книги, так что я подозреваю, что подобное положение вещей у них далеко не первое десятилетие. Сравнить с нашей собственной культурой: сколь долго бракосочетание с человеком другой расы считалось преступлением, не говоря уже об однополых браках?

– Ага, согласна, – задумчиво кивнула Лана.

– Еще раз спасибо, что зашла, – поблагодарил ее Джоэл, а затем повернулся к Ким и начал просматривать ее записи, сделанные во время утренних событий. Чувствуя, что она свободна, Лана пошла на выход.

– Девчачьи разговоры, а? – прозвучал спокойный голос Мэтта, когда она вышла из лаборатории. Обладатель же этого голоса обнаружился возле стены коридора, в двух метрах от двери, и на его лице ясно читалось подозрение. – Твои "девчачьи разговоры", похоже, оказывают разрушительное воздействие на сознание.

Лана же в ответ лишь улыбнулась.
 

------
 

17:34, 15.04.2015, ЛАБОРАТОРИИ "СТАРДАСТ"       

Чарльз вошел в лаборатории "Стардаст", улыбаясь, не смотря на накопившуюся усталость. Зона тестирования была пуста, поэтому инженер направился прямо в жилище Твайлайт, чтобы увидеть, стало ли единорожке лучше с момента их последнего разговора.

Когда двери открылись, явив взору сидящих за столом Ким, Джоэла и Твайлайт, Чарльз с трудом сумел сохранить контроль над выражением своего лица. Твайлайт выглядит немного лучше… интересно, что изменилось?

– Добрый вечер, детишки, простите, что только так поздно смог освободиться. Мальчикам и девочкам в Инженерном отделе нужна была моя помощь кое с чем.

– Привет, Чарльз! – улыбнулась Твайлайт, помахав ему копытом. – Ты изобретал что-то новое?

Дистанционно управляемую тяжеловооруженную платформу, созданную с целью уменьшить риск для парней в поле…

О, не то, чтобы что-то новое, скорее, помогал модифицировать кое-что старое, чтобы оно смогло нам помочь. Ты была бы удивлена, если бы узнала, какое количество старых идей было отвергнуто, в то время, когда все, что им требовалось – это свежий взгляд и модернизация, – подвел Шэнь краткий итог. – Что вы тут затеваете?

– Джоэл и Ким помогают мне с произношением в английском языке. Лана оказалась права, иметь рядом кого-то, не находящегося под воздействием заклинания перевода, и правда очень помогает! – заявила Твайлайт, указав в сторону Ким, которая обернулась к Шэню и кивнула.

– Она достигла больших успехов, чем кто-либо мог ожидать, Шэнь. Доступ к лингвистическим программам у нее есть меньше недели, и, тем не менее, ей удалось превзойти все наши ожидания, – сообщила женщина, и затем многозначительно посмотрела на Джоэла. – Один из добровольцев заходил сегодня утром, поговорил с Твайлайт и смог несколько уладить ситуацию, возникшую из-за… инцидента, возникшего вследствие обстоятельств нашей первой встречи с ней, а также и из-за недавних событий.

Шэнь был достаточно наблюдателен, и смог заметить, что вторая половина объяснения Ким была специально составлена подобным образом, чтобы не дать Твайлайт догадаться о ее значении, и его подозрение подтвердилось, когда Джоэл, переводя, полностью проигнорировал эту часть.

– Замечательно! – искренне обрадовался инженер, отодвинув у стола стул и садясь. – А что насчет чтения?

– Буквы, почти все правила пунктуации и структуру предложений я, думаю, освоила, – охотно ответила Твайлайт. – Сейчас мы работаем над словарным запасом и глаголами. Ваш язык откровенно обескураживает, со всеми этим словами с множеством значений и правил применений. Существительные могут становиться глаголами, не говоря уже о множественных и единичных формах, временах и так далее. Честно говоря, это…

– Сложно? – предположил Шэнь, когда Твайлайт замялась, но ее ответ опроверг его ожидания.

– Весело! Я изучаю язык, о котором ни один пони до сих пор не слышал, и очень предвкушаю тот момент, когда смогу говорить со всеми без использования магии. О, это напомнило мне, – Твайлайт обернулась к рабочему столу и притянула левитацией стопку бумаг. – Та математика, что ты мне дал. Все сделано! Прости, что я так затянула с ней.

Шэнь улыбнулся и потянулся к бумагам.

– Нет причин для извинений, Твайлайт. В конце концов, я же говорил тебе, что определенных сроков выполнения нет, – он начал просматривать ее работу, и в этот момент часы Ким пискнули.

– А, похоже, наше время на исходе, – прокомментировал Шэнь и посмотрел на Джоэла. – Нам стоит поспешить на встречу в… эм, "гостевых апартаментах", иначе босс будет недоволен.

– Боюсь, все верно; на сегодня наш визит подошел к концу. Прости, Твайлайт, – извинился Джоэл, вставая со своего стула. – Мы зайдем завтра, хорошо? – Единорожка кивнула, и ученые направились к выходу, оставив ее наедине с Шэнем.

Прошло несколько долгих секунд, прежде чем инженер, наконец, заговорил:

– Я рад, что сегодня ты чувствуешь себя лучше и что вновь начала общаться с Джоэлом и Ким. Все мы были очень обеспокоены после того, что произошло в ходе последнего теста с Вален. Ким и Джоэл в особенности, поскольку ты перестала с ними говорить, когда все стало еще хуже.

Улыбка Твайлайт стала немного натянутой, пока она подбирала слова для своего ответа:

– Мне жаль, что я заставила вас всех так беспокоиться. Лана зашла этим утром, мы неплохо поговорили и сыграли в новую игру. Она помогла мне взглянуть на все с их точки зрения. В том числе, и с точки зрения Вален. Я могу понять, почему они сделали то, что сделали, но это все равно страшно, когда я вспоминаю, что все это происходило со мной.

Ох, Вален, эта маленькая девочка дает тебе второй шанс. Я бы не стал. Подумал Шэнь про себя, но не позволил раздражению проступить на своем лице.

– Это очень великодушно с твоей стороны.

Еще несколько секунд прошло, и Твайлайт, прикусив губу, нерешительно начала:

– Чарльз, если тестирование будет проходить хорошо, могу я… побывать снаружи? – Когда выражение лица Шэня сменилось на удивление от подобной просьбы, единорожка тут же пошла на попятную: – Е-если это не вызовет никаких проблем, я имею в виду, и это не обязательно делать сейчас или в ближайшие дни. Я не хочу, чтобы из-за меня у тебя возникли проблемы или что-то в этом духе. Вообще, забудь об этом, – неуверенно попыталась она перевести все в шутку.

– Посмотрим, что я смогу сделать, – пообещал Шэнь с наиболее уверенной из всех своих улыбок, которую он смог сфабриковать, а затем сменил тему. – Ты упоминала, что к тебе заходила Лана? Похоже, я ошибался: мне не казалось, что она склонна к разговорам.

– Она оказалась очень хороша в представлении ситуации с другой перспективы, – кивнула Твайлайт. – Лана помогла мне увидеть все под другим ракурсом, и когда я поговорила об этом с Ким и Джоэлом, мы согласились оставить прошлое позади. С Вален у меня пока не было возможности поговорить, но я уверена, что мы сможем начать все с чистого листа.

Если бы только все было так просто, печально подумал Шэнь, но не дал этой мысли отразиться на лице.

– Надеюсь, ты права, и все действительно уляжется. К слову, я хотел спросить, тебе удалось поспать? Ты выглядишь немного более отдохнувшей, чем в прошлый раз.

– В общем-то, да, – слегка покраснев, ответила Твайлайт и отвела взгляд в сторону. – На самом деле, это было немного позорно. Лана начала говорить о…

И ровно в этот момент дверь в ее комнату вновь открылась.

– Хей, я вижу, Твай… – начал было улыбающийся Мэтт, но был резко перебит:

– НИ О ЧЕМ! Совсем ни о чем! – быстро прервала свою мысль Твайлайт, буквально уткнувшись носом в свой планшет и старательно не смотря на Шэня или в сторону двери. Краска все более и более отчетливо заливала ее лицо, в то время как она быстро протараторила:

–Ну, мне предстоит много работы, нет времени на разговоры! Надо вернуться к ней!

Шэнь перевел взгляд от Твайлайт к Мэтту, а затем обратно. Это что-то новое. Во время тестов она не прерывала ученых столь бесцеремонным образом, когда речь заходила о чем-то личном, подумал инженер, и он не мог не заметить взгляды, которые Твайлайт бросала в сторону Мэтта каждые несколько секунд.

– Боюсь, я вынужден согласиться с Твайлайт: думаю, нам стоит разойтись сегодня пораньше, – произнес Шэнь, пытаясь подавить зевоту. – Увидимся завтра, Твайлайт, – направился он к выходу, сделав жест Мэтту следовать за ним. Когда дверь закрылась за ними, он обернулся к солдату:

– К чему все это было?

– Черт его знает. Еще вчера все было нормально. Утром я вошел, и у нее произошел небольшой эпизод; единственной, кто с ней говорил до этого, была Лана, – ответил Мэтт, очевидно, сбитый с толку не меньше Шэня. – Оба ученых наблюдали за ними, и, думаю, вмешались бы, если бы беседа приняла слишком экстравагантный характер.

– Хмм, – было единственным, что произнес Шэнь, потирая подбородок. – Когда в следующий раз увижу Лану, узнаю у нее, о чем именно они говорили. Но пока что, боюсь, я вынужден откланяться.
 

------
 

18:02, 15.04.2015, ОФИС КОММАНДЕРА БРЭДФОРДА

Дэвид еще раз оглядел изобилие исследовательского материала, предоставленного проектом "Стардаст", от рисунков и до личных записей. Сперва он лишь бегло проглядел доклад, подобно тому, как он поступал со всеми техническими отчетами о допросах и вскрытиях, еще на ранних этапах своей карьеры научившись вычленять важную информацию из стены научного текста. Но в этот раз он решил потратить немного времени и по-настоящему прочесть их, чтобы больше узнать об интересном госте, находящемся на попечении XCOM, и крошечная крупица сожаления закралось в его сердце, пока он обдумывал лежащий перед ним выбор.

– Я не могу дать разрешение на это, Чарльз, – произнес коммандер. – Безопасность и секретность расположения объекта является высшим приоритетом, и я не могу в здравом уме позволить этому существу обозревать окрестности и запоминать ориентиры, способные выдать наше месторасположение. Не говоря уже о том, как трудно будет удержать его, если оно решит попытаться сбежать, оказавшись на поверхности.

Шэнь вздохнул, но кивнул, соглашаясь с его точкой зрения:

– Я понимаю, Дэвид. Если в будущем это когда-нибудь изменится, я уверен, Твайлайт будет очень признательна.

Дэвид приподнял бровь, услышав, как инженер назвал пришельца по имени.

– Я просмотрел прикрепленные к файлам личные записи, а также выводы Фрэнка. Природа "Твайлайт", по меньшей мере, повергает в шок. Если она честна, то во вселенной существуют еще одна разумная и миролюбивая форма жизни, – произнес он, помассировав глаза одной рукой, и внезапно начал выглядеть гораздо старше, чем в начале разговора. – И первый контакт просто обязательно должен был произойти в наименее благоприятный для этого момент.

– Это просто неудачное стечение обстоятельств. Тем не менее, лично я рад, что мы повстречали ее, и каждый, кого не спроси, скажет тебе то же самое, – заявил Шэнь, вставая и направляясь к выходу.

– Включая доктора Вален? – спросил Дэвид, и Шэнь самим своим молчанием ответил на его вопрос. – Я также просмотрел видеозаписи проведенных тестирований. Мне надо будет поговорить с ней об этой "методе", при помощи которой она взаимодействует с субъектом, лишь Богу ведомо, о чем она думала в ходе последнего теста. Однако в ее подозрениях есть рациональное зерно. Не будь у меня на столе результатов вашего обследования у Фрэнка и подтверждения об отсутствии манипуляции сознанием от медиков, я бы сейчас тоже считал поведение всего вовлеченного в проект "Стардаст" персонала крайне подозрительным.

– Я знаю, что у меня нет никаких доказательств, но все же я убежден, что Твайлайт не несет никакой угрозы для XCOM и станет для нас ценным активом, как только Вален сможет раскрыть секрет ее "магии", – спокойно и твердо ответил Шэнь.

Теперь уже был черед Дэвида признавать правоту доводов собеседника.

– Мое предчувствие говорит мне то же самое. Вален со своими людьми уже неделю тестирует ее способности, им удалось достигнуть хоть какого-нибудь прогресса в понимании их механизмов?

– Ну, мы предоставляем ей лучшее оборудование для того, чтобы она сумела предоставить проекту XCOM эти открытия, – с сомнением произнес инженер, и Дэвид был достаточно наблюдателен, чтобы уловить скрытый подтекст.

– Не сомневаюсь, я буду первым, кто узнает о произошедшем прорыве, – прозвучала в голосе Дэвида нотка завершенности. – Еще что-нибудь?

Шэнь секунду колебался, но затем все же решил высказать свое предложение:

– Я понимаю, что прогулка наружу невозможна, однако у меня, возможно, есть альтернативная идея.

– Я слушаю.
 

------
 

02:35, 16.04.2015, ЛАБОРАТОРИИ СТАРДАСТ

– Тестирование начинается…. Сейчас!

Твайлайт немедленно схватила своим телекинезом ручку со стола и начала в безумном темпе решать математические уравнения. Она успела разобраться с тремя из них, прежде чем рука ударила по столу перед ней.

– Этого недостаточно! Еще раз! – прокричал голос, Твайлайт подняла голову и увидела ледяной взгляд Вален, пронзающий ее насквозь… с четырех различных сторон. Головы Вален находились на вершине змеиных шей гидры, а на столе перед ней теперь лежала здоровенная лапа. Эта лапа метнулась куда-то в сторону и вытащила размозженный труп гигантского насекомого, поддергивающийся и истекающий желтой кровью. – Еще раз! Еще! Еще! – кричало множество Вален, с каждым криком лапа продолжала вновь и вновь с тошнотворным хрустом опускаться на насекомое.

Твайлайт попыталась отшатнуться от кровавой массы, которая теперь лежала перед ней на столе, но обнаружила, что путь назад блокирован кем-то стоящим позади нее. В панике обернувшись, она не увидела никого, однако, повернувшись обратно, она увидела человеческую фигуру, стоящую между ней и гидрой-Вален.

– Твайлайт, ты меня слышишь? – произнес этот человек, Мэтт, обернувшись через плечо. Голос, тем не менее, принадлежал Чарльзу, и это, странным образом, успокаивало.

– Твайлайт? – продолжил Мэтт-с-голосом-Чарльза, на этот раз более настойчиво. – Тебе стоит проснуться, у нас для тебя есть кое-что интересное.

Твайлайт резко проснулась, почувствовав руку на своей спине. Ей пришлось моргнуть несколько раз, прежде чем ее глаза, наконец, смогли сфокусироваться на Чарльзе в тусклом свете ее жилища.

– Чарльз? Ох… доброе утро? Который час?

– О, еще очень рано, – подтвердил ее мысли инженер, и чем сильнее ее глаза адаптировались к скудному освещению, тем лучше она видела на лице Чарльза признаки усталости. – Если у тебя найдутся силы, я бы хотел тебе кое-что показать.

– Я не против… – согласилась Твайлайт, потянувшись и зевнув, и затем спрыгнула с кровати и направилась к выходу. Джоэл ждал ее в тестовой зоне лаборатории, вместе с Ланой и Мэттом. Присутствие последнего смыло все остатки сонливости и наполнило ее голову вопросами. Ох, Селестия, что мне сказать? Что мне делать? Я знаю, что в библиотеке у меня остались СОТНИ книг, объясняющих, что делать в такой ситуации, но с собой-то у меня их нет! Что мне делать? Чтомнеделать? Чтомнеделать? Чтомнеделать?

Внутренние метания Твайлайт прервались, когда Чарльз прошел вперед и обратился к группе:

– Все на месте, пора выдвигаться.

Все направилась к выходу, и лишь Твайлайт замешкалась.

– Куда мы идем? – спросила она, и все взоры обратились к инженеру, ожидая, что именно он даст ответ.

– Боюсь, конкретно сейчас мы не можем выйти наружу, однако я сообразил, куда мы можем направиться вместо этого, и где тебе совершенно точно понравится. Но нам стоит поторопиться, – объяснил Чарльз, сделав Твайлайт жест следовать за ним, что она, после краткого мига колебаний, и сделала.

В отличие от предыдущих вылазок из лаборатории, когда люди шли медленно и спокойно, в этот раз группа передвигалась быстро и в какой-то формации. Мэтт двигался впереди и на каждом перекрестке осторожно выглядывал, подавая затем знак отряду продолжать движение, в то время как Лана шла замыкающей. Пока что они были единственными людьми в округе, и скудно освещенные коридоры выглядели из-за этого одиноко.

После головокружительной череды углов, пересечений и лестниц, они приблизились к толстой металлической двери со словом, которого Твайлайт никогда прежде не видела. Она как раз начала пытаться разобрать буквы, когда Чарльз обратился к ней.

– Итак, Твайлайт, здесь нам надо будет действовать быстро. Мэтт пойдет первым и подаст сигнал, затем уже заходим мы. Не отходи от меня ни на секунду, пока мы будем там, хорошо? – серьезно произнес инженер, не отводя от нее взгляд, пока она не кивнула. Получив подтверждение, Чарльз подал знак, и дверь перед ними открылась.

Твайлайт не многое успела заметить, прежде чем Мэтт проскользнул внутрь и быстро все оглядел. Долгие секунды спустя, он махнул рукой, и группа вошла в помещение вслед за ним.

Это не помещение. Это пещера, подумала Твайлайт, задрав голову и осматривая ужасающее место, в котором оказалась. Пол представлял собой чередование бетона и металла и сильно отличался от такового в Лабораториях, которые она уже начинала понемногу считать своим домом, а также металлических пластин с множеством дырок, сквозь которые была видна лишенная света и, казалось, бесконечная бездна. Большая часть помещения была скрыта мраком, однако огни освещали пол и какие-то массивные металлические альковы в стенах и вдоль пола. Несколько жутких металлических фигур, выглядевших как хищные птицы, проступали сквозь тьму, и Твайлайт обнаружила, что неосознанно начала перемещаться в середину их маленького отряда.

– Твайлайт, посмотри наверх, – предложил Чарльз, и, когда она так и поступила, откуда-то сверху раздалось громыхание. Огни осветили массивную дверь непосредственно над их головами, которая начала раздвигаться, открывая взору ночной небосвод. Широко раскрыв глаза, Твайлайт не отводила от него взгляд. Все огни в пещере погасли, и это небо осталось единственным, что можно было разглядеть.

Долгие минуты она просто продолжала смотреть наверх, пытаясь запомнить все видимые звезды и созвездия.

Ее концентрация распалась, когда температура в пещере начала заметно падать, и поток новых ароматов достиг ее носа. Воздух пещеры был чужд ей, напоминая запахи дыма и масла на крупных железнодорожных станциях в Кантерлоте, но то, что она чуяла сейчас, было чистым, незагрязненным благоуханием трав и деревьев.

– Спасибо, Чарльз, – произнесла Твайлайт после нескольких глубоких вдохов, упиваясь запахами снаружи. – Мне это было очень нужно.

Инженер же просто улыбнулся и кивнул.

Это мгновение растянулось, быть может, еще на минуту, а затем все огни резко включились, и со всех сторон раздался рев сирен. Прежде чем Твайлайт успела спросить, что случилось, она заметила новую фигуру, быстро идущую по направлению к ним. Это был мужчина, носящую одежду тех же земных оттенков, что и Чарльз, Лана и Мэтт, на котором был одет жилет поверх рубашки и галстука. Темно-коричневая грива у него была крайне коротка, а на его ухе Твайлайт узнала одно из устройств для дистанционного общения. Их взгляды встретились, и на короткий миг она была уверена, что смотрит прямо в глаза дракона. Самоуверенность, но не высокомерие, власть, но не тирания, уверенность в своих решениях. Все эти качества единорожка увидела за ту секунду, что они смотрели друг другу в глаза, ощущая при этом, что ее саму тоже оценивают… и что ее сочли незначительной. Затем эта секунда прошла, зрительный контакт прервался, и Твайлайт сумела выдохнуть, только сейчас обнаружив, что задерживала дыхание.

Чарльз встретил его на полпути и, после довольно напряженной беседы, незнакомец повернул обратно и направился к двери в противоположном конце пещеры.

– Нам придется закончить раньше, чем планировалось, назревает кое-что очень важное. Мы должны вернуться в лабораторию немедленно, – ответил Шэнь на незаданный вопрос с ноткой поспешности в голосе. – Это место вот-вот будет наводнено множеством людей, которые не очень хорошо отреагируют на наше присутствие.

Единорожка хотела было спросить Чарльза, что именно происходит, однако интонации в его голосе подсказали ей, что сейчас не время для промедлений.

– Хорошо! Назад в лабораторию! – заявила она и с легкостью, порожденной многими часами практики, телепортировала всю группу обратно в свое жилище.

Лана восстановилась первой, однако остальные еще долго отходили от перемещения. Мэтт был бел, как мел, с шумом вдыхая и выдыхая воздух, Чарльз и Джоэл покачивались, пытаясь вновь обрести равновесие.

– Ох, Твайлайт, пожалуйста, предупреждай в следующий раз, – было всем, что Шэнь смог произнести, опираясь рукой о стену.

– Прости… ты сказал, что нам надо возвращаться, и я посчитала, что чем быстрее – тем лучше, – начала извиняться Твайлайт, но Шэнь лишь отмахнулся:

– Нет нужды для извинений, Твайлайт, просто в будущем не забывай предупреждать, – ответил Чарльз, а затем повернулся к Лане и Мэтту: – Вам двоим стоит отправиться в арсенал, Брэдфорд в настоящий момент получает сообщение от Совета, а это весьма вероятно означает высокоприоритетную миссию.

Оба солдата кивнули и собрались было уходить, когда голос Твайлайт остановил их:

– Стойте, стойте! Миссию? Это будет… опасно?

Мэтт и Лана обменялись взглядами, и затем женщина ответила ей:

– Возможно, Твайли. Но не беспокойся, мы в этом деле лучшие. Да и Мэтт тоже неплох.

– Спасибо за уверенность в моих навыках, – отреагировал Мэтт, безэмоционально посмотрев на нее.

Солдаты направились к выходу, но Твайлайт опять их остановила:

– Постойте! Я… я могу вам помочь.

Она закрыла глаза и начала перебирать колоссальный массив известных ей заклинаний, и, в итоге, остановилась на одном из самых новых в своем репертуаре. Собрав необходимую энергию и направив ее на бойцов, она открыла глаза.

– Все, готово.

– И что оно делает? – спросила Лана, глядя на свои руки, точно ожидая, что они вот-вот начнут светиться.

– Если все верно сработает, то никто ничего не заметит, – загадочно ответила Твайлайт, и затем помахала уходящим солдатам копытом. – Удачи!

– Твайлайт? – спросил было Шэнь, но Твайлайт больше не могла позволить ничему нарушать ее концентрацию. Ей приходилось использовать все свои силы для поддержания заклинания, ведь от этого зависела жизнь ее друзей.


Дополнительная информация:

Отдых и развлечения: В современном мире развлечения почти всегда включают в себя подключение к интернету. Поскольку связь с внешним миром на объекте XCOM недоступна никому, кроме руководства, появилась нужда в более простых способах скоротать досуг. Естественно, все эти способы почти никогда не являются востребованными.

Политика "открытых дверей": Коммандер Дэвид Брэдфорд придерживается политики "открытых дверей" в отношении старшего невоенного персонала. Это позволяет всем троим руководителям дивизионов XCOM обсуждать рабочие моменты в неформальной обстановке и вне пристального внимания своих подчиненных.


[1] От англ. "colt" – "жеребец".

Читать дальше

...